Двойная жизнь Имре Кальмана

Дата 24 октября 1882 года известна как день рождения «Князя чардаша», неподражаемого Имре Кальмана. Его бессмертные оперетты с неизменным успехом до сих пор идут на сценах известных театров мира. Репертуар Донбасс Оперы украшают «Сильва», «Мистер Икс», сейчас в разгаре репетиции «Фиалки Монмартра». Композитор оставил потомкам не только свою прекрасную музыку, но и мемуары «Мой путь в оперетту», которые написаны также увлекательно, как и его произведения.
 
Беззаботное детство 
 
Имре Кальман появился на свет 24 октября 1882 года в курортном местечке Шиофок на берегу Балатона, крупнейшего озера Венгрии. В семье его отца, добропорядочного буржуа, уже было двое детей: Бела и Вильма. Безмятежное и беззаботное детство, радость общения с народной музыкой  спустя годы отразятся в творческом почерке композитора.
 
Четырехлетний Имре часами простаивал под окном профессора Лидла, который все лето жил в доме его родителей, и слушал музыку. Вскоре он смог по памяти пропеть вторую Рапсодию Листа и таким образом подружился с профессором. Имре с шести лет пропадал в театре, построенном рядом с домом, или спрятавшись под рояль слушал игру сестры Вильмы в музыкальной комнате. Хотя в то время он не мечтал о карьере музыканта, а хотел стать портным, потом юристом.
 
Осенью 1892 года Имре с тоской в сердце покинул родной дом, его отправили учиться в Будапешт. Он усиленно занимался в гимназии и в музыкальной школе, а летние каникулы провел за роялем, разучивая сочинения Шумана и Шопена. Музыка завораживала, пьянила мальчика.
 
Однако стимулом для серьезных занятий музыкой для него стало банкротство отца. Ему исполнилось пятнадцать лет, когда весною 1898 года он впервые выступил перед публикой с Фантазией Моцарта ре-минор. В концертном зале присутствовали и корреспонденты. Имре выглядел таким маленьким и щуплым, что газеты восторженно написали о «двенадцатилетнем вундеркинде» и прочили ему большое будущее.
 
В последние годы учения ему приходилось трудиться с двойной нагрузкой, отдавая преимущество гимназии: родителям хотелось, чтобы сын непременно получил аттестат зрелости. Имре выполнил родительское желание, блестяще сдав все экзамены. С большой теплотой он вспоминает о них в мемуарах: «Первыми и лучшими моими друзьями были родители, которые шли ради меня в огонь и в воду».
 
Поиск своего призвания
 
Но лишь теперь началась для него поистине двойная жизнь. Подчинившись родительской воле, он поступил на юридический факультет Будапештского университета, проучился там восемь семестров, сдал все необходимые экзамены и немного не дотянул до степени бакалавра. И это было большим достижением, если учесть, что параллельно он с полной нагрузкой учился в Академии музыки. Эти занятия отнимали много времени и сил. Но на карьере музыканта пришлось поставить крест. У Имре стали сильно болеть руки  и каждый удар по клавишам причинял ему страдания. Однако его кипучая, деятельная натура искала свой путь в жизни. Кальман стал оперным и концертным критиком в ежедневной газете.
 
Путь Имре в оперетту оказался долгим и непростым. Он возлагал надежды на свое музыкальное сочинение «Сатурналия» для симфонического оркестра, но они не оправдались. Адвокатская карьера Кальмана не сложилась. Он опять зажил двойной жизнью, с той разницей, что по утрам уходил не в адвокатскую контору, а вернулся в редакцию. Его встретили там с распростертыми объятиями и предложили должность музыкального критика с жалованьем 70 крон в месяц.
 
 
Через год Кальман удостоился премии Роберта Фолькмана, присужденной ему будапештской Академией музыки, и смог провести несколько недель в Берлине, чтобы предложить свои музыкальные сочинения немецким издательствам. Но никто ими не заинтересовался. «Жалкий простак, я тогда еще не подозревал, что придет время, когда моим единственным желанием будет писать оперетты», - вспоминал Кальман.
 
«Выходит, мои симфонии не нужны миру? Дело кончится тем, что я решусь на отчаянный шаг, возьму да и сочиню оперетту!» - с досады острил Имре. Но обстоятельства сложились так, что вскоре Кальман действительно взялся за оперетту.
 
Первый успех
 
Имре снял дешевую комнату на чердаке в Кройсбахе под Грацем, чтобы работать без помех. Там и сочинил свою первую оперетту «Осенние маневры». Премьера прошла 22 февраля 1908 года в Будапеште с невероятным успехом. Публика без устали аплодировала, вновь и вновь вызывая артистов на сцену.
 
Театр оперетты в Будапеште
 
После неудачной оперетты «Отпускной солдат», 11 октября 1912 года зрителей покорил «Цыган-премьер», а его автор приобрел мировую известность. «Оперетта прозвучала, как взрыв бомбы, и в течении ночи «Иоганн Штраус-театр» превратился в «Имре  Кальман-театр», - писал биограф композитора Р. Остеррайхер.
 
В поисках «своего» либреттиста Кальман пробовал разных авторов. Постепенно сложились отношения с двумя парами литераторов: Лео Штейном и Белой Йенбахом, а впоследствии с Юлиусом Браммером и Альфредом Грюнвальдом. Творческое содружество Имре с этими либреттистами принесло ему наибольшие успехи.
 
Дружба Кальмана с опереттой четко делится на три периода. К первому – относятся 9 музыкально-сценических произведений. Среди них - «Отпускной солдат» и «Цыган-премьер». Это годы накопления творческих сил и мастерства будущего классика неовенской оперетты. Второй период –  20 лет творческого расцвета композитора. Его открывает премьера «Королевы чардаша» в 1915 году и завершает постановка «Императрицы Жозефины» в 1936 году. Третий – оказался малоплодотворным, сказались тяготы эмиграции в Америку.
 
Оперетта "Сильва" ("Королева чардаша") в Донбасс Опере
 
А пока композитор пребывал в расцвете сил, Вену захлестнул поток мелодий из новой оперетты. Премьера «Королевы чардаша» состоялась в самый разгар Первой мировой войны, но ни фронтовые окопы, ни пушечная канонада не помешали оперетте проникнуть в Россию и в Америку.
 
Исписывая одну за другой нотные строки, Имре забывал обо всем на свете. Он создает яркие, зажигательные мелодии. Одна из оперетт той поры — «Фея карнавала». Премьера оперетты состоялась 21 сентября 1917 года в «Иоганн Штраус-театре». Угля не хватало, и жуткий холод сковывал зрительный зал, но это не помешало спектаклю пройти при полном аншлаге. И вот уже Венский «Карл-театр» ставит экзотическую «Баядеру», которая принесла огромные кассовые сборы. А мировой успех «Графини Марицы» укрепил Кальмана в убеждении, что високосный год – счастливый, ее премьера состоялась 28 февраля 1924 года.
 
Новая муза маэстро
 
Сцена из оперетты "Мистер Икс", Донбасс Опера
 
И действительно, фортуна не отворачивалась от Кальмана. Публика восторгалась «Принцессой цирка» (1926 г.), напевая знаменитую арию о чарующих очах. Удачной оказалась постановка «Герцогини из Чикаго» в 1928 году. Тогда же в жизнь Имре вошла молодая русская актриса Вера Макинская. Эмигрантка из Перми бедствовала в Вене. С Кальманом она случайно познакомилась в кафе и покорила его серце, хотя у девушки была серьезная соперница - графиня Эстергази. Несмотря на большую разницу в возрасте  - она составляла тридцать лет, знакомство довольно скоро привело к свадьбе. Композитор в то время начал работу над новой опереттой - «Фиалка Монмартра» - и решил посвятить ее молодой жене. Вера вскоре родила ему мальчика, а потом еще двух девочек: Лили и Ивонку.
 
Имре Кальман и Вера Макинская
 
А затем два берлинских литератора, Рудольф Шанцер и Эрнст Веллич, предложили Имре в качестве либретто весьма увлекательную пьесу из жизни венгерских гусар-гонведов. Новую оперетту Кальмана «Дьявольский наездник» 10 марта 1932 года представил публике театр «Ан дер Вин». Главную партию пел сам директор театра Губерт Маришка.
 
В том же году семья Кальманов переехала в венский район, где жила богатая городская знать. Композитор находился в зените славы. На вечерах в его доме появлялись все знаменитые и влиятельные лица. Эти приемы устраивала жена Вера. В противоположность ей, Имре отличался величайшей скромностью. Блистать в свете, устраивать балы и приемы - это была не его стихия.
 
Памятник композитору напротив Театра оперетты в Будапеште
 
Где бы ни был композитор, он продолжал работать над новыми опереттами, которые до сих пор восхищают зрителей. Примечательно, что за пределами Венгрии и Австрии, оперетты Кальмана завоевали наибольшую популярность на подмостках советского и российского театра. Чем они так привлекательны для русской души? Объяснение можно найти в мемуарах композитора: «Вначале меня восхищало все, затем я нашел своих любимцев и, наконец, оркестровое искусство Чайковского указало мне тот путь, по которому я решил идти».
 
Марина Пархоменко, 
руководитель литературно-драматургической части театра